Альма Матер — разговор с Альмой Ходоровски

Категория: Люди | 20 апреля 2016, 17:00

Внучка режиссера-мага и дочка актеров, парижская it girl Альма Ходоровски идет к славе своей дорогой: ее путеводные звезды – музыка и мода.

«Ходоровски или Жодоровски — как правильно произносить вашу фамилию?» — переспрашиваю я у двадцатичетырехлетней красавицы Альмы. «Я француженка, значит Жодоровски, но мои отец и дед из Южной Америки, там произносят Ходоровски». Ну а прадед из Одессы, где он тоже Ходоровский. Семья украинских евреев эмигрировала после революции в Чили, где родился Альмин дедушка Алехандро Ходоровски. Он знаменит своими свирепыми психоделическими фильмами вроде «Крота» и «Священной горы», после которых актеры слетали с катушек, а публика крушила кинотеатры, и завиральными проектами вроде «Дюны», которую в итоге снял Дэвид Линч. Не зря Ходоровски сказал однажды, что пусть другие режиссеры делают кино глазами, а он его делает яйцами.

2

Поэтому у Альмы и спрашивают по три раза на дню, какие у нее отношения с дедом и унаследовала ли от него дьявольские рожки и копыта. Внешне ничего инфернального в ней нет: высокая, тонкая, с серьезным лицом, можно подумать, что недовольным, но нет, она просто внимательно прислушивается к собеседнику, а когда улыбается — сущий ребенок. Так вот, на вопросы о дедушке Альма смущается и объясняет, что главные свои безумства дон Алехандро произвел задолго до ее рождения, что детьми он не так уж и интересовался, а тем более внуками, и не то чтобы этот видный специалист по таро и основатель психомагии качал ее на коленях.

3

У нее, конечно, есть наследственность, но немного другая. Ее папа Бронтис Ходоровски и мама Валери Крузе — театральные актеры, ученики учеников легендарного поляка Ежи Гротовского, встретившиеся в не менее легендарном «Театре Солнца» Арианы Мнушкиной. Белая кость авангардного театра. Ее будили «Временами года» Вивальди, а днем дома слушали Дэвида Боуи. И в кино ее водили не на «Людей Икс», а на «Забриски-пойнт», «Пять легких пьес», «Китайский квартал», на Шаброля, Годара, Деми. «Мне повезло с родителями, — смеется Альма. — Они меня не уговаривали, я сама хотела жить как они. Готовилась стать именно театральной актрисой. Попала на съемочную площадку лишь тогда, когда начала сниматься сама».


В кино она с четырнадцати лет. Начинала в костюмных сериалах вроде «Гаспара-бандита», потом появилась в «Жизни Адели» Абделатифа Кешиша, где сыграла с Леа Сейду и Адель Экзаркопулос. Этим летом выходят «Влюбленные дети» тридцатилетнего британца Криса Фоггина с молодыми английскими звездами: Себастьяном де Соза, Уиллом Поултером и Карой Делевинь. Супер-модель пригласили неспроста — фильм про золотую молодежь. И у Ходоровски впервые центральная роль — француженки, влюбленной в главного героя. Национальность героини оправдывает ее французский акцент, впрочем едва заметный.


Читать дальше…