Дефицит совместной деятельности

Категория: Дети | 19 ноября 2015, 15:03

Маленькая девочка помогает матери накрывать на стол. «Отойди, — кричит мать, — ты уже две чашки разбила…».

 

Отец что-то мастерит. Желая ему помочь, маленький сын берётся за молоток и старается забить гвоздь. У малыша инструмент отбирают. Если просто говорят: «Нельзя», — ещё полбеды. Хуже, когда всё время запугивают: порежешься, уколешься, калекой станешь. И тогда вместо активной деятельности ему предлагают пассивную: принеси, подай, убери — в сущности, роль прислуги, роль раба.

 

Работа, которая исполняется по чужой воле, неинтересна, в ней отсутствует открытие. Поэтому у ребёнка появляются отрицательные эмоции. Пассивное действие среди активных — незаметно; сведённое же к суровому правилу, к чужому приказу, оно порождает протест, решительное отрицание, противодействие или вообще нежелание что-то делать. Создающая талант совместная деятельность даёт возможность:

• передавать опыт взрослого непосредственно из рук в руки ребёнку;

• посеять ростки коллективистского чувства (если же это отсутствует, ребёнок вырастает эгоистом);

• зная свой вклад в созданный продукт, ребёнок осознаёт цену вещам, труду и ещё больше душевно и духовно срастается с теми, с кем вместе работает.

 

В чём же сила совместной деятельности? Знания нельзя увидеть, пощупать, себя в них рассмотреть — тоже. Себя можно познать, рассмотреть лишь в том, что сделал, — в продукте труда.

 

Благодаря совместной деятельности ребёнок:

• приобретает навыки к труду;

• познаёт и переживает радость труда, радость творчества.

 

Воспринимая и оценивая труд как благо, ребёнок начинает чувствовать в нём необходимость, начинает самостоятельно искать его. Труд для него становится единственным средством самоопределения — жизненно необходимой потребностью.

 

Итак, что мы уже знаем?

• Вундеркинда создаёт его окружение.

• Все здоровые дети одарены одинаково.

• Бесталанных детей создаёт их окружение.

 

И всё-таки как это происходит: был обычный ребёнок, и вдруг в один прекрасный день — вундеркинд? Но если родители, воспитатели, учителя всё делали правильно, нечто должно было проявиться ещё раньше, может быть, даже сразу?

 

Оказывается, нет.

 

Потому что ребёнок, который делает всё просто замечательно, — ещё не вундеркинд. Вот если его достижения соизмеримы с достижениями взрослого человека, тогда мы открываем в ребёнке вундеркинда.

Повторяем: вундеркинд не обязательно делает что-то лучше, чем взрослый. Больше того, он почти наверняка проиграет взрослому. Но он на три головы превосходит сверстников. И только благодаря этому — вундеркинд.

 

Значит, мы можем сделать ещё два вывода:

• вундеркинд — это ребёнок, который развивается нормально;

• существует момент истины, когда мы открываем, что данный ребёнок выше остальных на три головы.

 

Тогда что же такое норма развития? И в чём смысл момента истины? Известно, что наше тело развивается по программе, которая заложена в генотипе. Что это такое?