Как помочь подростку повзрослеть

Категория: Дети | 13 октября 2014, 09:50

Уважать других, делать выбор, не путать фантазии и реальность… Им предстоит многому научиться, прежде чем они станут взрослыми. Чтобы поддержать на этом пути своих детей, родителям лучше действовать «по правилам».

Уже не совсем подростки, но еще и не взрослые. Им от 18 до 25 лет, они живут с родителями, учатся или ищут работу. Начиная взрослую жизнь, наши дети лавируют между стремлением к независимости и потребностью в безопасности, знают и умеют зачастую больше, чем мы, и в то же время еще наивны и беспомощны, готовы покорить мир и побаиваются выходить в него.

А мы, их родители, ежедневно отвечаем на непростой вопрос: как направить подростка не подавляя, как подготовить к взлету, но подстраховать? И сомневаемся: а так ли много теперь зависит от нас?

«Может показаться, что дети уже не нуждаются в нас, но это не так, — подчеркивает семейный психолог Петр Дмитриевский. — Им сложно выйти из подросткового возраста без помощи взрослых». Иногда выясняется, что как раз родители нуждаются в своих выросших детях. Отношения, которые они (бессознательно) надеются сохранить, нередко основаны на зависимости и страхе. В мире, где человеческие связи становятся менее прочными, дети кажутся единственным безрисковым капиталом. Они готовы на эмоциональную, финансовую, хозяйственную помощь, лишь бы дети как можно дольше оставались рядом. А потом недоумевают: почему он никак не повзрослеет? Хотя очевидно, что у ребенка в такой ситуации нет никакого стимула покидать уютное родное гнездо и идти навстречу вызовам внешнего мира.

ИСКАТЬ БАЛАНС МЕЖДУ РИСКОМ И БЕЗОПАСНОСТЬЮ
Мы тревожимся за своих детей, сколько бы им ни было лет, хотим уберечь их от травм и ошибок. И возникает соблазн держать ребенка под своим крылом. Возможно, такая опека и снижает риски, но цена слишком высока, предупреждают наши эксперты. «Не имея возможности рисковать (в разумных пределах), подросток становится уязвимым, — говорит Петр Дмитриевский, — ведь он не может положиться на собственный опыт ошибок и преодолений, не учится прогнозировать последствия своих поступков. Его внутренний взрослый формируется медленнее или не формируется вообще, потому что он продолжает смотреть на мир из-за маминой юбки». Психолог Анна Тихомирова уточняет: «В абсолютно безопасной ситуации нет возможности развиваться. В итоге уже взрослые люди оказываются недееспособными: не могут отстаивать свои права и интересы, выстраивать иерархию ценностей». Самостоятельно думать, принимать решения и отвечать за них, уважать себя и других — вот основные признаки зрелости. Иногда родители, видя, что ребенок никак не желает взрослеть, резко меняют стратегию: «Ты взрослый, теперь иди вперед сам, а я умываю руки». «Если мы не учили ребенка плавать и вдруг бросили в воду, это безответственно, — считает подростковый психолог Андрей Матвеев. — Родителям стоит постепенно отказываться от помощи, то есть не делать за ребенка то, что он может и сам, но поддерживать его в тех случаях, когда он сам не справляется». «Нужно учиться доверять ребенку, — говорит Анна Тихомирова, — верить, что он достойный человек и справится со своей жизнью. Чувствуя, что ему доверяют, что его выбор признают, подросток начинает относиться к себе с уважением и в конечном счете взрослеет».

ПРИНИМАТЬ ЕГО ВЫБОР

2

Двойственное послание, полученное от родителей, часто сбивает детей с толку. Им говорят: «Ты уже взрослый», а в подтексте звучит: «А ты уверен, что готов к взрослой жизни?» И подросток начинает сомневаться: рассчитал ли он свои силы? Петр Дмитриевский считает, что родителям стоит время от времени задавать детям вопрос: «Тебе понадобится моя помощь?» Это приучит их оценивать собственные ресурсы и чувствовать себя в безопасности. «Возможно, подросток откажется, но будет знать, что взрослые готовы помочь, — подчеркивает Анна Тихомирова. -Главное правило для родителей: во что бы то ни стало сохранять контакт». Но как быть, когда ситуация кажется угрожающей, например подросток отказывается пойти к врачу? «Давление, принуждение уже невозможны, — поясняет Петр Дмитриевский. — Остается только «взволнованное информирование»: мы рассказываем о предполагаемых опасностях, не скрывая своей тревоги». Но если он не прислушается и поступит по-своему — что ж, это его выбор, подчеркивают эксперты. У нашего сына или дочери есть право распорядиться своей жизнью так, как они считают нужным. Даже если мы не согласны с их выбором, нам остается только его принять.

ЗАКЛЮЧИТЬ КОНТРАКТ
Старшие подростки, как правило, финансово не обеспечивают себя или делают это частично; пока они учатся, их содержат родители. Для некоторых взрослых это означает: я плачу -значит, я и руковожу (контролирую, решаю). «Но тогда не стоит ждать от ребенка ответственности, — возражает Анна Тихомирова. -С подростком необходимо договариваться, устанавливая партнерские отношения. Мы оплачиваем твою учебу, а что ты готов взять на себя? Хорошо учиться, или просто учиться и получить диплом, или сидеть с младшим ребенком, потому что на няню нам уже не хватает? А что будет, если я перестану платить? А что, если ты не станешь учиться? Все это важно проговаривать и время от времени пересматривать контракт». Петр Дмитриевский уточняет: «Нужно понимать: решение, например, учиться в вузе — это наш совместный проект? А может, наш личный, продиктованный нашим страхом (иначе ребенок попадет в армию) или амбициями (у нас в семье все кандидаты наук)? Тогда это наши инвестиции в собственное спокойствие». Родителям важно отдавать себе отчет в том, что происходит, чтобы не было риска подмены: смотри, как много я тебе дал, теперь ты мне обязан. «По сути, мы выступаем как грантодатели, которые могут время от времени проверять ход «работ» и принимать решение о продолжении финансирования или о приостановке проекта», — продолжает Петр Дмитриевский. Подростку необходимо понимать, что он несет ответственность за свои обязательства. И родителям тут придется проявить доброжелательность, но вместе с тем твердость. А как быть с теми, кто не знает, чего хочет? «Лучшее, что могут сделать родители, — это дать своему ребенку время, — уверен Андрей Матвеев. — Хотя, конечно, это непросто — оставить его в покое, набраться выдержки и не вмешиваться, когда он начнет пробовать, искать и делать то, что хочет сам».

ПРОДОЛЖАТЬ УСТАНАВЛИВАТЬ ПРАВИЛА

3

Родительский дом — это не интернат строгого режима для легкомысленных подростков, но и не пансион, куда они приходят на все готовое. Поэтому так важно установить ясные правила совместной жизни. Например, он берется участвовать в работе по дому, предупреждает, когда задерживается допоздна, не нарушает распорядок жизни в доме… Но не всегда нам хватает духа, чтобы подросток эти правила соблюдал. «В нашей культуре принято думать, что четкость, ясность требований равносильны жестокости, а любовь означает отсутствие границ, — поясняет Петр Дмитриевский. — Юность наших детей бросает вызов этому мифу». Совместная жизнь со взрослыми детьми не исключает санкций, если они нарушают договоренности. Это помогает им вернуться в реальность, ведь подростки склонны переоценивать свою зрелость. Например, он разбил родительскую машину? Значит, оплатит ее ремонт или некоторое время больше не будет водить. Некоторым родителям трудно быть последовательными, их останавливает страх: что, если, проявляя жесткость, мы испортим отношения с ребенком? «Если так рассуждать, тогда надо с самого начала отказаться от мысли о воспитании, — парирует Андрей Матвеев. — Потому что одна из задач родителей — разочаровывать ребенка. Изначально он приходит в мир эгоистом. И если ему во всем потакать, ничего хорошего не получится». Петр Дмитриевский напоминает, что многое зависит от нашего эмоционального послания: «Отношения разрушаются, если мы действуем с ненавистью, злостью. Другое дело, когда ребенок видит, что нам самим жаль идти на жесткие меры, что мы делаем это с досадой, грустью, но и с симпатией к нему».