«Когда наша жизнь меняется, мы хотим, чтобы нас слышали»

Категория: Дом и семья | 01 ноября 2015, 21:50

Существует еще одна проблема, которая связана не с финансовыми проблемами, а больше — с финансовыми изменениями. У меня есть очень хороший друг, чей отец был вице-президентом компании и зарабатывал солидные деньги. Со временем он устал от работы и захотел заняться чем-нибудь для души. Так случилось, что в городе был ресторанчик, в котором плохо шли дела. Отец стал подумывать о том, как бы его купить и открыть собственный ресторан, что всегда было его мечтой. Перед тем как принять решение, ему пришлось обдумывать многие вопросы, самый важный из которых — денежный. В самом начале это рискованное предприятие урезало бы доход семьи вполовину.

 

Я организовала «круглый стол» в Интернете и пригласила ребят пообщаться с моим другом, чей отец планировал открыть ресторан. Участие приняли: Фрэнк, 17 лет, Честер, Нью-Джерси (мой друг, о котором шла речь); Миша, 14 лет, Гринвич, Коннектикут; Калона, 16 лет, Портленд, Мэн; Том, 16 лет, Манхэттен, Нью-Йорк.

 

Фрэнк: Это было бы эгоистично со стороны отца — бросить работу, чтобы открыть ресторан.

Том: Почему?

Фрэнк: Потому что, если он решит, что ему следует поменять работу и потерять при этом массу денег, прекрасно. Только почему я должен страдать из-за этого долгое время?

Том: Да, парень, дело дрянь.

Миша: Минутку. Ты думаешь, что эгоист он. По-моему, эгоист — ты.

Фрэнк: ?

Миша: Ты ведь любишь папу?

Фрэнк: Да.

Миша: Ну, раз ты любишь его, то должен поддержать его.

Калона: Секундочку. Отец собирается изменить всю жизнь Фрэнка, потому что решает бросить прекрасную работу, чтобы открыть какой-то пустяковый ресторан. Это несправедливо.

Фрэнк: Спасибо. По крайней мере, хоть один человек понимает, что происходит.

Калона: Пожалуйста.

Том: А что сказал тебе отец, когда рассказывал про ресторан?

Фрэнк: Он спросил меня, что я об этом думаю. И я сказал, что, по-моему, это самое бессмысленное из всего, что он мог бы сделать.

Том: Но он спросил твоего мнения.

Калона: Но он и должен был его спросить. Фрэнк — часть семьи.

Том: Не должен. Выбор отца, возможно, повлияет на твою жизнь, но он дал тебе все, что ты имеешь, и, если захочет, может отобрать.

Миша: Согласен.

Фрэнк: А я нет.

Том: Послушай, Фрэнк. Я понимаю, все это страшно неприятно для тебя. Но ты в самом деле хочешь, чтобы твой отец страдал на работе, которую он ненавидит, только для того, чтобы ты мог продолжать привычную жизнь?

Фрэнк: Я не знаю. Нам нужно поговорить об этом еще, но думаю, он делает ошибку.

 

Такую ситуацию, возможно, труднее всего понять подростку, потому что родитель сам решил, как поступить. Это проблема не возникла в семье в результате пожара или обвала экономики. У Фрэнка своя точка зрения; для него это полный отстой, потому что отец принял решение, которое не в пользу Фрэнка. Но принимается ли во внимание мнение Фрэнка в решении отца? И следует ли ему вообще его иметь?

 

Сами подростки имеют разные мнения на этот счет. Но в одном все мои собеседники были едины: если отцу Фрэнка не нужно было знать мнение сына, то и не следовало его спрашивать. Ребята считают, что если уж вы хотите вовлечь подростков в процесс обсуждения решения, тогда выслушайте их. Но если вы сами решаете, что делать, тогда дайте знать подростку, что у него нет выбора в этом деле.

 


Правда, есть ребята, которые дали мне ясно понять, что считают себя номером один в жизни семьи. Но я полагаю — и так же полагает большинство ребят, с которыми я общался, — что семья есть семья. Здесь существует безусловная поддержка, и она — двусторонняя. Если вы, как родитель, принимаете решение, которое наверняка нам не понравится, мы можем высказать свое мнение и свои жалобы, но потом мы должны вернуться к тому, с чего начали, — к поддержке. И мы хорошо понимаем это, когда вы даете нам немного времени на адаптацию.