Ломается ли психика детей в случае распада семьи?

Категория: Искусство быть родителями | 09 ноября 2015, 09:32

Количество разведенных и не живущих друг с другом супругов ускоренными темпами растет среди семей, имеющих детей, опережая число разводов среди супружеских пар вообще. В настоящее время один из трех несовершеннолетних детей не живет с родителями. Еще более шокирует то обстоятельство, что сейчас многие мужчины и женщины считают развод «нормой» — «обычным состоянием». Поскольку от 60 до 70 процентов всех разводов затрагивают жизнь несовершеннолетних детей, будущее благополучие юных граждан является главной заботой судей, принимающих решение о назначении опекунов ребенка. Многие подобные процессы длятся по два года, потому что родители затягивают судебное разбирательство; в большинстве случаев они испытывают ненависть друг к другу, лишь иногда выражая надежду на воссоединение. Такие родители часто манипулируют детьми ради того, чтобы свести счеты между собой.

Многие папы и мамы пытаются оправдать свой поступок тем, что их детям будет намного лучше в бесконфликтной семье, чем в доме, где происходят постоянные стычки между супругами, недовольными друг другом. Однако факты не подтверждают эту теорию.

Как развод влияет на детей? Д-р Гарви Уайт изложил результаты одного примечательного исследования в книге «Ваша семья для вас хороша». В ней опубликованы выводы ученых, работавших над проектом «Дети как жертва развода» и опросивших 60 семей во время развода и год спустя. Ученые пытались выявить такие эмоциональные проблемы, как депрессия, тревога, уход в себя и плохое поведение. Исследование показало, что чем младше ребенок, тем серьезнее бывают последствия, поскольку маленький ребенок в большей степени, чем подросток, рассчитывает на то, что его семья гарантирует ему так необходимую безопасность и защиту. Исследователи пришли к выводу, что дети пережили «острый кризис, связанный с потерей родителя и суматохой развода, и у них имели место долговременные эмоциональные расстройства, которые впоследствии дали о себе знать».

«Дети в возрасте от 2,5 до 3,5 лет возвратились на более раннюю стадию развития, а именно: разучились пользоваться туалетом, стали раздражительны, плаксивы, подвержены нытью, страхам, повышенной тревоге во время разлуки с матерью, плохому сну, смущению, агрессивности и вспышкам гнева. Было отмечено, что эти симптомы встречались у всех детей, кроме одного, лишившихся отцов и находившихся в одних и тех же семейных условиях. Их игры были «безрадостны». В беседах по игровой терапии они конструировали рискованные миры, населенные опасными животными, и рассказывали «мрачные истории». Они пребывали в страхе и смятении. Трое из девяти детей этой возрастной группы стали еще более встревоженными спустя год после развода; выяснилось, что они живут в семьях, в которых все еще длится конфликт, связанный с разводом, и их матери заняты большую часть своего времени.

Четырехлетние дети также переживали глубокую депрессию, они пребывали в смятении и винили себя за развод. Семеро из одиннадцати детей после развода были более подавленными, более скованными в играх и поведении и испытывали более острую потребность в одобрении, внимании и физическом контакте. И это несмотря на любвеобильные встречи и на внешне улучшившиеся отношения с отцами, время от времени посещавшими их, по сравнению с отношениями, существовавшими в их семье до развода. Похоже, что ухудшение положения было связано с изменениями в поведении матери, которая теперь стала слишком занята делами и пыталась взять на себя роль отца.

44 процента детей дошкольного возраста через год после развода родителей стали более нестабильными эмоционально, чем до развода. Самым важным фактором до развода была эмоциональная доступность матери и высокое качество взаимоотношений между матерью и ребенком.

Только среди пяти- и шестилетних детей удалось найти таких, которые сумели нормально пережить развод родителей. Девочки в этом возрасте больше переживали потерю отцов и были погружены в мир печальных фантазий. Им казалось, что своей любовью они смогут вернуть отцов в семью. Редкие посещения отцов они воспринимали почти как ухаживание, и у них наступало сильное разочарование после отъезда отца. Поэтому эти девочки жили в мире своих фантазий и плохо учились в школе.

Пятидесяти процентам пяти- и шестилетних детей удавалось пережить кризис, связанный с разводом родителей, а 25—50 процентов оставались грустными, напуганными, плохо понимающими, кого теперь нужно любить и слушаться, и тосковали по своим отцам».

Даже оптимальный режим свиданий с отцом не снижал у пяти- и шестилетних детей желание видеть отца в доме. Уже в этом возрасте детям, как и другим членам семьи, приходилось приспосабливаться к потере родителя через развитие новых взаимоотношений. Было также выявлено, что сама процедура развода воспринимается ребенком не так болезненно, как последующий процесс адаптации.

Джоан Келли и Юдит Валлерштейн, создатели исследовательского проекта «Дети как жертва развода», приводят слова маленького мальчика, так описавшего развод своих родителей: «Я раскалываюсь на две части». Пытаясь наглядно изобразить свое положение, мальчуган резко провел рукой по лбу, как бы разрубая себя пополам.

Д-р Ф. Джеймс Энтони приводит слова другого ребенка: «Я чувствую, будто папа и мама борются внутри меня, а затем они уходят друг от друга, разрывая меня пополам, чтобы я пошел с ними обоими. Но если бы я это сделал, мне пришел бы конец. Они бы разорвали меня. Я смогу быть настоящим живым человеком лишь тогда, когда они снова соединятся».

Дети старшего возраста и подростки немного легче переживают развод, так как в этом возрасте они способны более открыто выражать чувства враждебности, гнева и горечи, что позволяет им уменьшать силу эмоциональной травмы и потрясения. Чем отстраненнее дети старшего возраста от процедуры развода, тем лучше они справляются с этой ситуацией, и уменьшается вероятность того, что они примут сторону одного родителя в его интригах против другого.

Попытки привлекать детей в качестве союзников в борьбе против другого родителя подрывают нормальные отношения между родителем и ребенком Когда мать и отец взаимно унижают свое достоинство, пытаясь стать другом или приятелем своего ребенка, то в этом случае подросток вследствие конфликта теряет не одного родителя, а сразу обоих. Больше всего в это время ребенок нуждается в родителе, а не в приятеле и друге Чем дальше подросток удален от этой болезненной, травмирующей ситуации, связанной с разводом, тем стабильнее будет уцелевшая семейная структура и тем лучше ребенок станет вести себя.

Исследования Валлерштейн и Келли подтвердили тот факт, что от 25 до 50 процентов детей из разведенных семей в течение года после развода пребывают в подавленном настроении, плохо учатся в школе, и их развитие затормаживается. Они изучали поведение группы детей на протяжении пяти лет и обнаружили, что «тридцать семь процентов исследованных подростков страдали от депрессии, проявившейся в хронической и ярко выраженной грусти, неразборчивости в половых связях, правонарушениях, связанных со злоупотреблением наркотическими веществами, мелком воровстве, алкоголизме, взломе дверей и машин, низкой успеваемости, сильном гневе, апатии, беспокойстве и острой, неослабевающей потребности в сочувствии и понимании. Исследование также показало, что еще 29 процентов детей хоть и развивались нормально, но периодически ощущали себя обездоленными, испытывали печаль и негодовали на одного или на обоих родителей. Тридцать четыре процента детей более или менее хорошо перенесли разрыв между родителями, и их состояние мало чем отличалось от состояния детей из полноценных семей».

Пятьдесят шесть процентов детей, которых попросили высказать свое мнение, ответили, что не считают свою нынешнюю семью лучше той, в которой они жили раньше. Другие трудности, связанные с потерей одного родителя, могут всплыть в последующие периоды жизни. Развод — достаточно тяжелое переживание для взрослых, но на детей он оказывает еще более пагубное влияние с долговременными негативными последствиями.

Несмотря на то, что во многих книгах и статьях утверждается обратное, развод редко бывает «творческим» выходом из кризиса и почти всегда становится катастрофой для всех, кого он затрагивает. Заботливые родители все сделают для сохранения семьи. Когда развод кажется неизбежным, несмотря на самые активные попытки спасти супружеские отношения, родители обязаны свести к минимуму тот урон, который будет нанесен их детям. Не начинайте процедуры, связанные с разводом, в первые пять лет жизни вашего ребенка.

К сожалению, не всем парам, способным заниматься любовью, хватает ума воспитать ответственных детей. Не все браки обязательно должны приводить к рождению детей. Но мужьям и женам, производящим детей на этот свет, необходимо принимать на себя родительские обязательства. Им нужно достаточно уважительно отнестись к своим родительским привилегиям и отказаться от эгоистичных желаний, дабы обеспечить своим детям светлое будущее.

Развод может казаться единственным выходом, когда супружеская пара все время испытывает разочарование, когда супруги недовольны друг другом и считают, что брак не оправдал их ожиданий. Но дети становятся безгласными пешками и несчастными заложниками этой ситуации.